ukurainajin: (Default)
[personal profile] ukurainajin
Давным-давно в Стране Восходящего Солнца ещё не знали, как записывать местные анекдоты, и немножко расстраивались по этому поводу. С распространением буддизма и через элитную тусовку в Японию проник китайский язык с прилагающимися к нему закорючками — что-то вроде латыни того времени и того региона. Но чернь разбиралась в нём весьма хреново. Он ведь походил на японский меньше, чем английский на украинский. Хошь не хошь, а пришлось создавать какую-то свою систему письма под все эти народные «ямы», «кавы» и прочие «хитори-футари». Только вот за основу внезапно взяли всё тот же китайский, от чего добрые люди по всему свету страдают по сей день...

Ханьские знаки — в просторечии иероглифы, а по-учёному китайские идеографические символы — компактно и в общем наглядно передавали понятия, но были крайне неудобны для японской грамматики. В японском, в отличие от китайского, слова могут изменяться, а иероглифы под это не заточены. Чтобы обойти затык с грамматикой, придумали азбуку. Точнее, придумали её не для этого, но то отдельная история. Так вот, оказалось, что неизменяемую часть слова можно записывать иероглифом, а изменяемое или уточняющее окончание — азбукой. Вышел такой себе понятийно-звуковой гибрид. Что здесь плохого? А то, что кроме картинок для записи слов натаскали из китайского и невообразимую кучу самих слов.

Например, слово «огонь» независимо существовало в обоих языках. Рисуй его так же, и всего-то делов! Это понятно. Но вот некоторых производных слов, в которых просвещённые жители Поднебесной писали иероглиф «огонь», в японском попросту не было. И их беззаботно тырили целиком, вместе с написанием и произношением. Так у каждого китайского значка в японском появилось два разных типа чтения: онное — исковерканное китайское; и кунное — как звучит такой иероглиф, если с его помощью накорябать исконно японское слово. А в китайском, на минуточку, у каждого иероглифа всего лишь одно-единственное чтение.
Но дальше больше! Утратив всякую осторожность, японские мыслители бросились использовать одинаковые иероглифы в записи разных местных слов, отчего выросла куча кунных чтений для одних и тех же знаков. Количество онов также приросло, поскольку заимствовали из разных диалектов китайского и слуховые аппараты у заимствователей были от разных производителей. А потом японцы превзошли самих себя, когда начали самостоятельно клепать из иероглифов новые слова, смешивая в них уже устоявшиеся онные и кунные чтения. Что за солянка получилась в итоге, я покажу на следующем примере.

Берём такую парочку иероглифов (кстати, в японском они называются кандзи): 美 и 味.
Первый означает красоту и читается на китайский манер как ми или би. В народном японском слове уцукусий (美しい) он передаёт вот это самое уцуку.
Второй иероглиф означает вкус или аромат. Его онное чтение — ми, а кунное — адзи.
Дальше пробуем их соединить:

1. 美味 (хороший вкус/аромат), читается би-ми. Пока что всё по уставу.
2. Но вот слово 美味い (вкусный). Читается у-ма. «У»! и, прости Господи, «Ма»!
3. И ещё одно: 美味しい. Это тоже означает «вкусный» и произносится так: о-и-сий...
Беспощадность японской грамоты во всей красе. Эти три слова имеют разное происхождение и потому звучат по-разному. Но иероглифы передают не звук, а понятие. А корневое понятие у этих слов одно и то же, вот их и нарисовали одинаково...

Как видно, недостаточно запомнить все чтения иероглифа, нужно ещё знать, как он читается в конкретном случае. Поэтому есть смысл учить кандзи сразу вместе с их использованием в словах. Существует ещё отдельный вид лингвистических извращений — иероглифы в именах людей. Как-нибудь расскажу и про это.

Почему сразу не ввели чисто фонетическую азбуку? А пёс его знает! Долгое время вообще не подозревали о такой возможности, из примеров был только Китай. Потом предрассудки, традиции, стало поздно переигрывать. Сейчас переход исключительно на азбуку создаст не только удобства в освоении письменности, но и причинит вред. Комбинированное письмо имеет свои плюсы. Оно более компактно. Оно позволяет управляться с колоссальным количеством омофонов, накопившихся за столетия. В речи омофоны можно различать только по контексту и иногда с трудом, а на письме всё сразу видно (厚い, 暑い, 熱い — все три произносятся ацуй). Оно довольно продуктивно в смысле словообразования. Правда сейчас маятник качнулся в другую сторону, и идёт стремительное заимствование лексики из европейских языков, в основном из английского. Вот тут уже применяется азбука катакана. Так что посмотрим, во что это выльется, если доживём. ;-)

Хто це

ukurainajin: (Default)
ukurainajin

June 2017

S M T W T F S
     123
456789 10
111213 14 151617
181920 21 22 2324
252627282930